Войти через социальную сеть
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер LifeInTurkey.tv
Главная > Статьи > Православная церковь в центре турецкого курорта

Православная церковь в центре турецкого курорта

Лабиринты Калейчи, самой старой части Анталии, похожи на декорации к фильму. Аккуратные домики, мощеные улицы, редкие прохожие…  Старые стены... Табличка...  Замираю на пороге церкви. Навстречу выходит молодой, статный мужчина в длинном черном одеянии. Вспоминаю, что забыла взять платок на голову. Становится неудобно, извиняюсь, но отец Михаил улыбается, мягко говорит "Ничего страшного, проходите, присаживайтесь, присаживайтесь". 


О православной церкви в Анталии я слышала давно, но выбраться все никак не получалось. На Крещение, на службе в Аланье, я встретила своих добрых знакомых Сергея и Тамару, и в разговоре они упомянули, что в Анталии есть замечательный отец Михаил, который так легко общается с каждым. «Съезди, съезди, познакомься!»  Даже небольшая православная церковь в Турции имеет большое социальное значение. Ведь это определенный показатель русскоязычной жизни здесь, на турецкой земле.  В свое время русскоязычные православные Анталии, по инициативе Русского общества Анталии под председательством Марины Сорокиной,  обратились к Вселенскому Патриарху Варфоломею, с просьбой об открытии православной церкви в Анталии. Через пару недель нашла контакты, договорилась о встрече. Вопросов уже накопилось много, и не вспомню, когда последний раз я настолько волновалась перед встречей. Но улыбка, мягкий тембр голоса и какая-то умиротворяющая энергетика, которая исходит от отца Михаила, сняли напряжение как рукой. Прохлада старого здания, белые стены и высокий свод, скромное убранство… 

Оказалось, сам отец Михаил родом из Украины, но долгое время уже живет и учится за пределами постсоветского пространства, возможно, поэтому его менталитет, взгляды на многие вопросы уже несколько иные. Учился в Швейцарии, Греции... Из Афин он переехал в Анталию, где ему предложили служить в церкви, принадлежащую Вселенскому Константинопольскому Патриархату. Официальное название – храм Св. Апостола Павла и преп.Алипия Столпника.    Впервые мне было так легко задавать важные и очевидные вроде бы вопросы. Еще ни с одним человеком не получалось говорить так открыто.  Думаю, не у меня одной церковь вызывает противоречивые чувства.  В этом я сразу призналась отцу Михаилу. Хотя я и крещеная, отношение с религиями у меня сложное. Незыблема только сильная вера. В Единого Бога, который может лишь менять имена и обличья у разных народов. 

- Знаете, я просто считаю лицемерием называть себя православной верующей, когда я не знаю ни молитв, ни настоящего значения праздников… Креститься, но делать это просто машинально, потому что делает каждый, кто переступает порог церкви...  На Пасху печь куличи и красить яйца, до конца не понимая значения всего этого… 

Отец Михаил снова улыбается. 

- Если просто праздник ради куличей – это уже праздник чревоугодия получается. Или как некоторые приходят на Крещение на службу исключительно, чтобы воды святой набрать, и побольше. Просто вы получается человек невоцерквленный. И вы правы. Не стоит делать что-то, если не готовы, если душа пока не лежит, или есть какие-то сомнения, страхи.  Не будет от этого толку, только больший грех. 

- Да, иногда ведь сейчас бывает, что религия – как дань моде. «Модно» быть религиозным, выставлять напоказ свою «веру»… 

- Есть и такое. Существует много людей, кто  может регулярно ходить в церковь, молиться, исповедоваться, но оставаться в душе «гнилым», причинять боль близким…

 - Насколько я чувствую, чтобы быть по-настоящему верующим, нужно очень много всего изучать, делать, уделять этому время постоянно, а не урывками…  

- Конечно, так и есть. Порой ко мне обращаются люди, которые звонят, чтобы что-то уточнить, посоветоваться, решить какой-то сложный вопрос. Часто, подобные вопросы по телефону не решаются. Я им предлагаю для начала дойти до церкви, прийти сюда, на что они отвечают: «Ну, у нас же бизнес, дела.. Нам некогда… Давайте как-то иначе решим».  Бизнес? Хорошо, занимайтесь тогда бизнесом, и не морочьте себе голову.  

 - Иногда люди из России спрашивают, можно ли как-то повенчаться или покреститься в Турции, например, здесь, в этой церкви?  

-  У нас не практикуется совершение Таинств Крещения и Венчания для туристов. Тем более, им всегда предшествуют беседы со священником. Исключения – если в их стране или городе нет церкви или православного священника. Если есть возможность – я всегда советую совершать Таинства там, где вы живете. Не потому, что мне не хочется или трудно. Просто так правильнее. У людей должна быть возможность всегда обратиться к своему батюшке, приходить на беседы и до, и после, стараться жить церковной жизнью, приходить на службы, на празднике. Я обязательно внимательно общаюсь и с парами, которые решили повенчаться, и с людьми, решившими совершить Таинство Крещения над ребенком. Важно, чтобы они понимали, зачем это делают. Это должен быть осознанный шаг, а не потому что «если повенчаюсь, мне мама квартиру обещала подарить». Это неправильно. Я могу отказать, а люди не понимают, все равно спрашивают про тарифы. 

Отец Михаил снова смеется.

 - Раз мы затронули тему, а существуют ли и, правда, какие-то расценки? Знаю, что в некоторых российских храмах есть фиксированный «прайс» - на крещение, на венчание…

 - Ничего подобного у нас нет. Все – исключительно на усмотрение самого человека. Конечно, хорошо, если у него возникнет желание отблагодарить, что-то пожертвовать, но на него никто не будет ни в коем случае давить. Этот вопрос даже не поднимается. Здесь имеет значение не сумма, а сила его намерения. Знаете притчу? Когда Иисус принимал пожертвования, он выделил одну старушку, которая дала всего две монеты. Он сказал, что именно она пожертвовала больше всех, хотя богачи отдавали огромные суммы. Но ее поступок ценен тем, что она отдала последнее, что у нее было, в то время как остальные жертвовали от излишества.    

  Мы прерываемся. В церковь заходит пожилая пара. Туристы. Отец Михаил улыбается, и, выяснив, что они поляки, переходит на украинский, похожий для них язык... Они непринужденно о чем-то беседуют, потом он советует им дойти еще до католической церкви и подробно объясняет по карте, как туда пройти. Поляки улыбаются в ответ и благодарят за такой теплый прием.   

- Отец Михаил, сколько же вы знаете языков? 

- Знаю украинский и русский, оба одинаково родные для меня. Неплохо говорю по-гречески, немного по-английски и по-французски, сейчас постепенно учу турецкий.  

- А как, кстати, турки отнеслись к появлению православной церкви в самом центре Анталии, турецкой Ривьеры? 

-  Богослужения в церкви в Анталии совершаются с разрешения местных властей. С турками у нас сложились очень теплые и дружеские отношения. Все то время, что я здесь, я ощущаю только уважение, и помощь с их стороны. В свое время русскоязычные православные Анталии обратились к Вселенскому Патриарху Варфоломею, с просьбой об открытии православной церкви в Анталии. Было приобретено здание старой церкви и получено разрешение местных властей. И теперь, слава Богу, тут совершаются регулярные богослужения. Приход у нас небольшой, но дело не в массовости, а в качестве. Приходят те, кому нужно. Многие очень неплохо разбираются в церковной жизни, знают молитвы, правила. Несколько прихожанок сами попросили их научить петь, чтобы они могли участвовать в церковной службе.   

- А какой в основном возраст у ваших прихожан? 

- Очень разный, от совсем маленьких детей до стариков. Некоторые жены приходят с турецкими мужьями. Те вначале приходили для контроля, видимо, убедиться, что ничего плохого здесь не происходит, ничего их семьям не угрожает. Наши двери всегда открыты, любой человек может зайти, присесть рядом, посмотреть. Мы никому ничего не навязываем, каждый сам делает свой выбор.  Турки изначально держат себя довольно осторожно, но потом отношения теплеют. Помню, один, увидев, что я выношу мусор, тут же вызвался помочь.  

- Но далеко не все турецкие мужья лояльно относятся к тому, что их жена будет иной веры. И часто девушки принимают ислам, чтобы избежать конфликтов с мужем и его семьей, хотя кто-то делает это и от чистого сердца.  Как Вы к этому относитесь? 

 - Для православного христианина недопустимо менять свою веру. Уверен, что для того, чтобы избежать конфликтов и угодить супругу в семейной жизни существует масса других способов. 

Беседа снова ненадолго прерывается – заходит еще одна пара в возрасте. На этот раз – приезжие русские из Киргизстана. Спрашивают, как заказать молебен, просят благословления.

 - А сколько у вас стоят свечки? 

- Нисколько. 

Отец Михаил снова улыбается и продолжает:  

- Их привозят сами прихожане, кто может. Здесь таких не достать. Каждый потом может пользоваться, оставлять или не оставлять что-то за это – кто как хочет и может.  Закончив молиться, пара собирается уходить и напоследок сообщает, что обязательно доедут еще до Демре, до церкви Святого Николая.  Отец Михаил благословляет их и просит на прощание:

 - Помолитесь за наш приход Святому Николаю.   

Мне удивительно, что даже в будний день, зимой, в несезон, в церковь заходят люди. Тут же слышится азан, призыв к мусульманской молитве… Так странно, что все так смешивается. Хотя для туристов это – одна из достопримечательностей Анталии, отмеченная даже на карте. Увлекшись философскими беседами, решаю, наконец, выяснить, что же это за церковь. 

- Это был домовой храм, то есть церковь при частном доме. Принадлежал дом семье Данилиди. Заложен храм в 1843 году, в то время здесь был греческий квартал. Последние 75 лет храм был заброшен и нужно было его полностью реставрировать. Восстанавливался храм на пожертвования верующих. И вот сейчас его двери открыты для всех.  

 Обращаю внимание на необычное убранство церкви – все основные детали интерьера, даже иконостас, искусно вырезаны из дерева. Ответ поражает. 

-  Это из Кореи, - видя мое замешательство, отец Михаил поясняет. – Дело в том, что наш Митрополит Писсидийский и экзарх Атталии, Сотирий, развивал православную христианскую церковь в Южной Корее, и его прихожане решили сделать такой подарок и прислали сюда, в Анталию.  

- Удивительно, что христианство распространено в таких разных странах. 

- Здесь нет разделения, границ. Я участвовал в службах с совершенно разными православными священниками, даже чернокожим православным митрополитом из Африки, что кого-то может удивить. И здорово, когда в другой стране христианин может прийти в церковь, зная, что это его дом. Прихожанам я тоже всегда напоминаю, что это – их дом, и отношение должно быть таким же. Здесь нет каких-то нанятых работников, поэтому все делается своими силами. Меня, например, часто спрашивают:  «Чем помочь? Может быть, нужны деньги?» На что я отвечаю: «Хотите помочь? Возьмите швабру, помойте полы». Теперь уже никто не спрашивает, знают, где лежат швабры, тряпки, если нужно – сами присматривают за порядком в церкви.  Ведь дома мы так и поступаем. Если что-то не так – поправляем, прибираем. А церковь – это общий дом для каждого.

 - Но Бог - везде, значит, можно молиться и чувствовать связь с Богом где угодно? И в открытом море, и в горах?

- Конечно, можно молиться и в лесу, и в поле, так, как можете и умеете. Но все-таки в церкви сила молитв усиливается. И сами молитвы тоже обладают особой силой. Как сказано в Писании, где больше двух молятся – там и Иисус среди них. Если я один – этого недостаточно, чтобы состоялась Литургия, нужно, чтобы было несколько человек, тогда это имеет смысл.    

- И почему нельзя самому перед Богом признаться во всех своих грехах, почему так важно исповедоваться? 

-  Можно признавать свои грехи, но именно священнослужитель имеет право, данное ему Господом Иисусом Христом, отпустить грехи человека. Некоторые приходят исповедоваться тайно, и никто никогда не будет знать, что они здесь были. 

- Знаете, церковь почему-то всегда вызывает какую-то скованность, лично мне всегда страшно сделать что-то не так, ошибиться, оскорбить своими поступками... 

- Оскорбить? Кого? Бога? Да что Вы! Вы приходите к Богу, как в дом к своим родителям, к своему отцу или матери. Вы же не боитесь сделать что-то не так? Поставить не туда кружку, например?  Да и кто из нас безгрешен? Был Один, и  Того распяли... Не нужно ничего бояться, спрашивайте, наблюдайте... Есть украинская поговорка - "Кто питає, той не блудить" – «Кто спрашивает, тот не заблудится»…

 Теперь уже улыбаюсь я:

- Да, это как я пыталась вначале искала эту церковь сама, никого не спрашивая, блуждая по Калейчи. А Вы, кстати, куда-то выбираетесь, ездите по Турции? Ведь на этой земле столько святых мест, столько святых оставили свои следы…  Святой Николай, апостол Филипп, дева Мария…   


-  Да, места здесь действительно потрясающие. Но пока я очень редко куда-то выбираюсь. Не могу надолго оставить церковь,  да и я настолько привык к Анталии,  что мне сложно куда-то уезжать за ее пределы.


-  И напоследок, что бы Вы могли посоветовать таким, как я, чтобы, возможно, больше узнать о христианстве, больше разбираться  в каких-то моментах?  


- Читайте Евангелие, приходите на службы, молитесь, живите полноценной христианской жизнью.  

Уходить безумно не хотелось, хотя пролетел уже два часа. Словно в каком-то сне я брела по переулкам Калейчи. Почему-то хотелось купить букет белоснежных цветов, вернуться,  отнести в церковь, остаться на вечернюю службу и исповедоваться во всех своих грехах ...  День уже был распланирован под встречи… Вечером нужно возвращаться в Аланью. «Занимаетесь бизнесом? Занимайтесь и не морочьте тогда себе голову» - звучали слова отца Михаила. Он прав. Но все-таки я чувствовала,  его слова разбудили внутри меня что-то очень важное, что заставит меня еще не раз вернуться в эту церковь.        

Алёна ШКАРУПЕТА

Фото предоставлены: Русское сообщество Анталии

Фотографии к статье

Опубликовано: 2015-02-25 14:58:05    Просмотров: 3759

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий