Войти через социальную сеть
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер LifeInTurkey.tv
Главная > Статьи > «Роксолане» исполнился год

«Роксолане» исполнился год

Вот уже 12 месяцев как в Турции издается русскоязычный журнал «Роксолана». За нелегкий первый год становления вышло 10 насыщенных, полных полезной информации номеров. Журнал, который сначала рассчитывал только на женскую аудиторию и выбрал форму “глянца”, вскоре превратился в “справочник жизни в Турции на русском языке”, охватив все сферы интересов “наших” здесь. Журнал выходит вместе с бесплатным детским приложением «Роксолашка». У его создателей много интересных планов на будущее, которыми делится Татьяна Красовская, генеральный директор “Роксоланы”.


Год - это важный рубеж, пройдена, так сказать, проверка на прочность. Чем ознаменован этот период? Чего удалось добиться?

Практически всего, о чем мечтали! Мы мечтали стать именно средством массовой информации для живущих здесь русскоязычных, стать единой информационной платформой. Мы хотели, чтобы и в радости, и в горе люди обращались к нам. И нам это удалось. Телефон в редакции не смолкает. Нам звонят по самым разным поводам, часто, на первый взгляд, нас совсем не касающимся. Открывается ли новое общество, новый салон, ушел муж, развод, нужен адвокат, обидела турецкая свекровь, нужна работа, ищем утренник для ребенка или школу... Конечно, стараемся помочь всем. И эти звонки очень радуют. Это означает, что именно в нас ищут и находят отдушину и поддержку, к нам обращаются за информацией, к нам обращаются в поиске людей для реализации новых идей.

 А как у вас обстоят дела с креативным потенциалом?

Идей хоть отбавляй! Не успеваем реализовывать! Видели бы вы наши редколлегии! Я работала в самых разных СМИ, но таких планерок нигде не было (смеясь – прим.авт.). То, что превратилось в рутину у бывалых акул пера, у нас бурлит, и даже видавшие виды журналисты, которые по счастью с нами работают, начинают вдруг креативить как никогда. Люди настолько полны идей и решаются такие вопросы, что уже непонятно, что это за собрание – редколлегия, фокус-группа в рекламном агентстве или соревнование на самую оригинальную идею. «Роксолана» стала неким инфоцентром, общей точкой соприкосновения русскоязычного населения Турции. Идеи, люди стекаются к нам как ручейки с гор и быстро-быстро получается полноводное озеро. И вот уже из этого озера с удовольствием готовы напиться все, кто вокруг. 

 

И что, вот так совершенно безоблачно все? 

Нет (грустно улыбаясь – прим.авт.)! Совершенно не безоблачно и не легко. Все это дается ценой огромного труда нашей команды. Наш проект не коммерческий, а скорее волонтерский. Все люди, которые с нами, достойны самых высоких зарплат, но их пока у нас нет. Зато есть идеи и желание что-то делать, все мы этим заражены. А еще мы заражены верой, что все получится, потому что ни у кого нет сомнения в необходимости этого проекта. Потому девчата (а коллектив у нас в основном женский) не жалеют себя и трудятся: бессонные ночи и дни, порой сутками без сна. А ведь многие совмещают деятельность в журнале с какой-то другой деятельностью, кто-то - с домом и бытом. У нас работают сотрудники, у которых по трое детей! Мы сами удивляемся, как они все успевают. А еще есть мужья, которые сегодня рады, а завтра уже недовольны активной позицией супруги. Так что часто приходится нелегко. Но главное - видеть отдачу. А мы получаем сотни писем с благодарностью. И все же, как бы быстро ни развивалось издание, для того, чтобы ему выжить в том формате, в котором мы его видим, нужны совершенно другие цифры. И по читателям, и по рекламодателям. 

То есть проблемы все-таки есть? 

Конечно, нам бы хотелось больше и тех, и других. Плюс за этот год мы выяснили для себя очень многое о «наших». Раньше мы отталкивались от того, что русскоязычное население по статистике очень любит читать, что оно образовано, культурно, ему интересны выставки, театры и концерты, оно активно. Оказалось, что все так, да не совсем. Активна некая часть. Другая, к которой относится основная масса, увы, инертна. То есть, может, они и были активны у себя на Родине, но как-то очень «вросли в стулья» возле компьютеров, а потому их активности хватает не на многое. Некоторые настолько внутренне этим положением недовольны, что постоянно пытаются друг друга «укусить». Поэтому все то новое, что пытаются делать русскоязычные здесь, часто сначала бывает встречено в штыки. Темные лошадки в сети, скрываясь под яркими аватарами и псевдонимами, специализируются на том, чтобы найти проблему в каждой попытке кого-либо что-либо сделать. Часто, цепляясь к мелочам, они уводят тему далеко от события, погружаясь в демагогию или голые осуждения каких-то не самых важных деталей. Или начинают упрямо твердить «это плохо», «мне не нравится».  Часто это как раз те люди, которые никогда сами ничего делать не пытались, поэтому специализируются именно на критике. Такое положение вещей очень грустно. Так можно задавить любую попытку что-то создавать. Это одна из тех проблем, с которой и нам приходится сталкиваться. А между тем, ростки деятельности активных русских пробиваются то там, то здесь – появляются кафе, рестораны, салоны красоты, театральные труппы с нашими артистами, журналы, газеты, проводятся мастер-классы по самым разным направлениям.

Ну, вот, вы так ратуете за все русское, а ведь уже было немало случаев надувательства со стороны своих же... 

Я считаю, что свои своих должны поддержать, но при этом всегда выступаю за то, чтобы быть внимательными. Рынок «русских услуг» в Турции еще «зелен и кисел», как только что завязавшийся плод яблока. Конечно, доверяй, но проверяй. Узнавай, уточняй. Потому-то нам и стоит держаться всем вместе, чтобы «неблагоприятных элементов» становилось все меньше. Тогда мошенники не смогут выжить, а качественному продукту мы поможем пробиться и удержаться на турецком рынке. Если сообщество здесь будет разрозненно, если не будет объединено информационным полем, скажите, как может пробиться какой-то новый проект?! Ладно, маленькая лавочка. А проект! Ведь ему нужно будет как-то продать свой «товар», а значит, нужно определенное число потенциальных «покупателей» найти. Сарафанное радио спасет на первых порах, если речь идет о десятках людей. Открыл садик, позвал друзей, они друзей друзей. А если речь идет о чем-то более крупном? Здесь нужен совершенно другой подход. А если речь идет о театре, концерте, фестивале (в 2013 году проводился Фестиваль русской культуры в Стамбуле, так о нем мало кто знал)? Если есть источник, откуда все русскоязычное население будет черпать информацию, любой проект подобного типа станет реализуемым и получит больший резонанс. Так как появится возможность сразу достучаться до тысяч людей. Ведь почти все попытки организовать концерт для русских не увенчались успехом пока – нужно, чтобы тысячи людей узнали о его проведении. И полноценного русского магазина нет по той же причине. Где вы объявите о его открытии? В разрозненных группах соцсетей? Но вам нужны не сотни, а тысячи реальных людей, живущих, например, в Стамбуле. 

Вернемся непосредственно к изданию «Роксолана». Тематически журнал охватывает очень много сфер жизни. Есть мода, история, интеллектуальное чтиво и легкая информация. Очевидно желание найти баланс в том калейдоскопе информации, которая интересует русскоязычную публику Турции. При этом обращает на себя внимание тема «нашей» женщины, реализовавшейся в Турции. Где вы этих женщин в таким количестве находите?

 Вы знаете, какая у нас самая большая проблема – нехватка страниц! Как оказалось, здесь столько женщин (и мужчин, кстати, тоже), о которых хочется рассказать, что невольно образовалась некая очередь – есть список тех, о ком мы хотим рассказать. Но в номер мы можем взять не более 2-3 таких историй, потому что есть много обязательных рубрик – в числе которых психология, образование, право и т.д. Все это нужно, а журнал только один. В будущем мы думаем добавить страниц или вкладышей или даже журналов (смеясь – прим.авт.). Каких невероятных умниц нам удалось встретить на этом пути! Как порой распирает нас чувство гордости за наших! Действительно, наша женщина просто невероятна. Может не каждая – не знаю, но невероятных очень много. Как, когда они все успевают, на что они способны?! Не знаю под силу ли то, что они делают, людям других наций. 

 

А есть ли цензура у вас? Ведь вы существуете в турецкой действительности, но журнал русскоязычный. Вы от кого-то зависите?

Самоцензура, от собственной совести. У нас есть главный и единственный принцип. Наша цель – объединение, недопущение разобщения! Мы не трогаем темы, которые могут вызвать раздор. Не сталкиваем мнения. Даже у людей, которые разобщены по тому или иному вопросу, ищем точки соприкосновения, стараемся затронуть такие струны их души, чтобы они начали играть в унисон, если до этого трубили в разные трубы. Хотя существуют и темы, которые мы отчаянно обходим. Благо, у нас есть право выбора, о чем и о ком рассказывать.

«Роксолана» появилась год назад. Удалось ли за этот период завязать в среде соотечественников знакомства, способные дать толчок дальнейшему развитию издания? 

К счастью, да. Все мы ищем человека, с кем действительно интересно общаться, кто читал те же книги, которые и ты читал. Сделать это не так просто в чужой стране. Найти людей той же профессиональной ориентации или просто сочувствующих твоей идее сложно вдвойне. Но и это нам удалось.Может быть, из-за особенностей страны, из-за особенностей турецкого менталитета в Турции так получилось изначально, что русское сообщество здесь не слажено. Например, в Стамбуле нет такой сильной ассоциации, которая действительно бы объединяла тысячи живущих здесь людей. Собраться, сплотиться, быть вместе очень сложно, потому что не знаешь, где найти близких тебе по духу людей, с кем пообщаться, очень сложно найти информацию. Соцсети не спасают. Очень радостно, когда открываются центры языка, школы, где люди тоже могут познакомиться. Это все «кирпичики» одного здания. Я думаю, это начало для нового движения, которое сейчас начинает создаваться. И в этом смысле появление «Роксоланы» неслучайно. И сплочение вокруг нее единомышленников дает много авансов для дальнейшего развития и процветания.

Какова ситуация с распространением «Роксоланы»? Где ее могут найти русскоязычные читатели?

 Мы стараемся доставить «Роксолану» в как можно большее количество точек на территории Турции. Но есть определенные сложности. Мы попробовали работать с несколькими фирмами. Не всегда наш и турецкий менталитет могут сработаться в каких-то вещах. У нас было несколько неудачных попыток. По роду моей предыдущей деятельности я знакома и с издательской деятельностью в Турции, есть знакомые в этой сфере. Люди, которые сейчас работают в нашей команде, тоже не новички в этом. Мы работаем сейчас с компанией «Дюнья Дагытым» («Dünya Dağıtım»), распространяем журнал в таких точках как магазины «D&R», Migros, Carrefour, «Remzi Kitap Evi» и др., которые удобны для русскоязычного населения. Также работаем с русскоязычными садиками и ассоциациями. Точек продажи издания в Стамбуле больше, например, в тех районах, где больше русскоязычного населения, или в точках в центре города, где часто все мы бываем. В таких местах, где русскоязычное население не появляется, мы как правило не работаем. Но как только появляется коллективный запрос, мы стараемся на него откликнуться.

Вы взяли на себя очень нелегкую миссию и тратите на это много сил и энергии. Стоит ли игра свеч? И в самом ли деле это так нужно нам? 

Вы знаете, я верю в некий «русский код». Это не имеет отношения только к русским, я сама белоруска по национальности и редакция у нас абсолютно интернациональная. Это имеет отношение к русскоговорящим, выходцам со всех просторов бывшего СССР. Часто приходится бывать за границей. Я не использую принцип национальности, когда выбираю, к кому обратиться где-нибудь в стране Х, если есть, например, два кассира: русский и немец – я пойду к тому, кто свободен. Но много раз случалось, что однажды попав в такой ситуации к «русскому», который при взгляде со стороны казался тебе таким холодным и недобродушным, уже через пять минут непринужденной беседы оказываешься совершенно осчастливлен, что вот он – наш человек и уже не можешь от него оторваться. Это как муравьи, дотронувшись усиками, понимают свой или чужой. Так вот у нас, у «русских», есть такая черта - мы отталкиваем всех, кто нас окружает, делаем недоступный вид, хмурим брови, грубовато отвечаем, а потом вдруг стоит коснуться усиками и понимаем, что все это наносное, что вот он, наш человек, и готовы и в дом привести, и напоить, и накормить. И тогда уже проявляются основные качества нашей души: и глубина, и милосердие… И как бы мы ни «пыжились» в чужой стране, пытаясь показать, насколько мы свои здесь, не напиться нам, пока не приложимся к своему источнику. Душа не насыщается. Только вода из колодца у самого дома может утолить жажду, любая другая вода дает лишь временный эффект облегчения. Сколько бы мы ни пытались наговориться с людьми, выросшими здесь, не получается – язык устанет, душа так и не наполнится. И только проведя вечерок с подружкой, такой своей, такой понимающей, такой «нашей», можно утолить эту жажду. Думаю, это не каждой нации свойственно, но мы такие. О странном «русском коде» говорили многие наши писатели и поэты в разное время, каждый формулировал его по-своему. Нам сложно держаться вместе, но нам нужно это делать, иначе нам просто не выжить!

Спасибо вам и удачи изданию в новом году! 


Ольга Халдыз

Фотографии к статье

Опубликовано: 2015-01-16 15:06:06    Просмотров: 1268

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий